vokiturk (vokiturk) wrote in dostalo,
vokiturk
vokiturk
dostalo

Крымск: три стороны одной медали (часть первая)


Рассказать о тех днях я собирался очень давно. То, что случилось летом 2012 навсегда останется в моей памяти, а также в памяти жителей Крымска и всех, кто ликвидировал последствия той катастрофы. Я имел возможность взглянуть на произошедшее с необщепринятого угла и узнать из первых уст о том, что на самом деле случилось в ночь с 6 на 7 июля.

В данной автобиографической повести нет выдуманных событий. Все упомянутые личности реальны. Надеюсь, что Вы освежите в памяти те события и сделаете для себя соответствующие выводы.

Итак, начнём:

«Наводнение в Краснодарском крае в 2012 году — стихийное бедствие, вызванное проливными дождями. В течение 6—7 июля 2012 года выпала более чем трёх-пятимесячная норма осадков. Число пострадавших — более 34 тысяч человек, погиб 171 человек…»

Так гласит официальная версия катастрофического наводнения, за малым не смывшего с карты России прекрасный южный город Крымск.

В ночь с 6 на 7 июля, когда весь город спал, по местному телевиденью «БЕГУЩЕЙ СТРОКОЙ» передали короткое предупреждение о надвигающемся наводнении и… ВСЁ… Ни с помощью sms-сообщений, ни через радиоточки, как позже заявляли власти, крымчан не оповещали, а обход по домам стали проводить слишком поздно. В итоге, многие сотни человек утонули во сне прямо в своих собственных домах…

Плац
Днём 16 июля перед обедом всю нашу часть построили на плацу. Никто из офицеров не понимал, почему командир бригады отдал такой неожиданный приказ, все перешёптывались и, скрипя зубами, ждали нашего главного полковника. Было жарко, солнце палило не щадя, на плацу повисло гнетущее напряжение. Все понимали, что просто так нас бы всех не собрали, и раз офицеры были в недоумении, значит, дело пахло жареным, что нас – солдат, понятное дело, не особо-то и радовало.

Минут через 15 на плац нервной походкой пришли разом все наши главные командиры – командир бригады, начальник штаба и ещё пара-тройка не очень известных широкому кругу знаменитостей. Повисло гробовое молчание. Комбриг вышел на центр плаца и позвал к себе всех без исключения командиров подразделений. Около ста звёздных человек высыпали на плац и в течение получаса что-то очень долго и нудно выслушивали. Когда комбриг, наконец, закончил и всех распустил, командиры с задумчивыми (что бывает очень редко) и озадаченными лицами вернулись обратно к своим подразделениям. Наш взводный был особенно печален. Подойдя, он окинул нас своим глупым отсутствующим взглядом и вздохнул.

«Завтра утром по тревоге вылетаем в Крымск… — с нескрываемой печалью произнёс он. — Отпуск к чёрту полетел».

Придя в казарму, все, у кого был доступ в интернет, бросились искать информацию об этом самом таинственном Крымске. В армии есть один огромный минус, практически полный информационный вакуум, поэтому никто не понимал, почему нас так резко и неожиданно перебрасывают за тысячу с лишним километров. Когда мы узнали о наводнении, все с одной стороны успокоились, хорошо, что не на войну, а с другой напряглись, судя по новостям, наводнение произошло в ночь с 6 на 7 июля, а на дворе было 16-ое, и это заставляло задуматься...

Тревога
Рано утром, ни свет ни заря, весь личный состав выгнали на плац и несколькими заходами на пяти огромных автобусах перевезли на военный аэродром, находившийся километрах в 20 к югу от нашей части. Мне повезло, и я со своим взводом попал в самую первую партию. К тому времени, как мы приехали на аэродром, солнце полностью проснулось и начало нещадно палить, сжигая, как казалось, дотла даже сам воздух, не говоря уже о нас солдатах.

Нас привезли аккурат к трём могучим русским самолётам Ил-76. Вывалив из автобусов, все без исключения с открытыми ртами разглядывали эти огромные самолёты, всё-таки умеют наши делать, когда захотят! Прождав с час, пока не привезли остальных солдат, мы, уже расплавленные солнцем, мечтали только об одном, скорее погрузиться и улететь.



Погрузка прошла достаточно быстро. Внутри самолётов оказались ряды посадочных мест-скамеек. Рассевшись, все, наконец, расслабились. Было душно, но зато хоть солнце не пекло макушку. В каждый самолёт помещалось около 200 человек, так что нам опять повезло, мы летели первыми, а остальным «второзаходникам» еще предстояло провести на солнцепёке долгие 5 часов.

Анапа
Спустя два с лишним часа спокойного прохладного полёта, самолёт, к всеобщему разочарованию коснулся колёсами взлётно-посадочной полосы. Выйдя из прохладного чрева, мы удивлённо вдохнули сочно-влажный воздух Анапы. После больше чем восьми месяцев пребывания в открытом волгоградском поле, где завывает постоянно сухой и пыльный ветер, новый климат показался нам чересчур мягким и очень влажным.



Обливаясь потом с непривычки, мы погрузились в ожидавшие нас автобусы и, варясь в них, как в котлах, поехали дальше по направлению к пункту нашего назначения – городу Крымску. К сожалению, наши надежды проехать через Анапу не оправдались, выйдя на трассу, автобусы свернули в противоположную сторону, и мы, вздохнув печально, кто уставился в окно, поглощая глазами уныло яркий южный пейзаж, а кто просто задремал под монотонное жужжание мотора.

Крымск
Когда мы въехали в Крымск, ничего не говорило о том, что здесь недавно произошла настоящая катастрофа. Город жил обычной жизнью, никаких разрушений не было видно. Это потом мы узнали, что волна прошла по низлежащим районам, практически смыв их в одночасье…

Нас привезли в одну из местных военных частей Крымска. Выгружаясь из автобусов, мы отчетливо почувствовали непонятный затхлый запах. Как нам объяснили потом, вода стояла и там. Совсем недавно она сошла, а вот сырость всё еще осталась, хотя солнце палило изо всех своих сил.

Ожидая приказа, мы стояли и делились впечатлениями друг с другом. По дороге шли несколько местных солдат, которых мы, понятное дело, сразу же позвали к себе и начали расспрашивать. За пару сигарет солдаты разговорились и рассказали, что в первые дни после наводнения трупов было настолько много, что их грузили в ковши тракторов, так как грузовики-рефрижераторы банально не справлялись. Запах разложения стоял по всему городу, и те дни они запомнят на всю свою жизнь. Отпустив солдат, мы решили, что они рассказали нам байку, чтобы, как говорится, напугать, но, как оказалось позже, они нам и не собирались врать…

Нашей бригаде выделили место для разбития палаточного лагеря прямо напротив одной из местных казарм. Весь оставшийся день мы выковыривали из земли железные трубы турников и брусьев, которые были в изобилии натыканы на выделенной нам территории, и устанавливали палатки, очень много палаток. Импровизированный ужин состоял из солдатских сухпайков. Перекусив, потому что полноценным даже армейским ужином это назвать нельзя, мы получили на руки спальные мешки (что порядком нас удивило), затем нас распределили по палаткам, и, так как уже стемнело, по лагерю объявили долгожданный отбой.

Первая ночь
Спали мы практически на сырой земле, укутавшись в спальные мешки и подложив вещаки под головы. Деревянного настила или по-другому – нар, еще не было, КАМАЗы с необходимыми материалами должны были прибыть только на следующее утро, так как они ехали своим ходом.

Ночью было жутко холодно из-за сырости и сквозняка, который задувал из-под подолов палатки. Думаю, каждый тогда вспомнил об уюте и тепле наших старых добрых казарм.

Первое утро и первый день
Подъём был ранним, очень ранним... В пять часов утра нас выгнали из палаток и даже не дав времени скромно позавтракать, погрузили в ожидавшие КАМАЗы и быстро, как дрова, повезли в районы, наиболее пострадавшие от наводнения. Как дрова, потому что в кузове КАМАЗа ты ощущаешь себя именно дровами, этаким зелёным бревном. Каждую кочку, каждую яму, ты чувствуешь каждой клеткой своего организма, а так как нас спешили доставить побыстрее к месту работы, все клетки чувствовали вышеперечисленное на молекулярном уровне.

Минут через 40 нас привезли, наконец, куда хотели. Это была обычная улочка спального района небольшого города. Никаких многоэтажек, только частные дома по обе стороны дороги. По одной этой улочке можно было увидеть всю исконную суть нашей родины, красивые кирпичные двухэтажные «дома» соседствовали с хлиплыми старыми ещё некогда целыми дореволюционными «постройками». Почему «ещё некогда целыми»? А всё потому, что почти ни одна из этих «построек» не осталась в целости и сохранности, в отличие от их каменных соседей…

Нас распределили по местам работы. Так как взвод был маленький, комбат направил нас на помощь и уборку всего лишь двух домов, что поначалу слегка удивило. Два дома, на весь день, это было странно… Взяв привезённые с собой грабли и лопаты, мы пошли по изрядно заваленной мусором, камнями и песком улочке, рассматривая всё вокруг и с ужасом представляя себе, что здесь происходило в ночь с 6 на 7 июля.

Некоторые дома были в прямом смысле этого слова смыты, некоторые настолько повреждены, что казалось, в любое мгновение затрещат по швам и рухнут, а некоторые вода словно обошла стороной. Нам достались как раз-таки два стоящих бок о бок, но находящихся на расстоянии столетий друг от друга дома – современный кирпичный и ветхий «дореволюционный».

Первыми нашей помощи удостоились хозяева кирпичного дома. Мы убрали принесённый водой песок и щебень перед воротами и калиткой, что заняло у нас около двух часов, хоть мы и старались работать быстрее, подгоняемые нашим недалёким командиром, и сели, наконец, в тенёк передохнуть. Было очень жарко и душно. По улице сновали десятки солдат. Мусор собирался в огромные кучи, и мы уже понимали, что задержимся в Крымске далеко не на один день.



Помимо солдат и хозяев домов, время от времени появлялись так называемые группы добровольцев. Они ходили плотными кучками, шарахались от солдат и, судя по их внешнему виду, помогали лишь морально и то это был ещё большой вопрос. Единственную услугу, которую нам оказала одна из таких кучек, это то, что они рассказали о пункте гуманитарной помощи, который МЧС развернуло в конце улицы и где выдавали бесплатную воду, еду и медикаменты.

Пить хотелось сильно, но наш лейтенант, когда услышал о том, что у нас закончилась вода, и надо было бы сходить за ней, лишь зашевелил ушами (так он обычно делал, когда сильно волновался) и приказал приступать к уборке двора. «Поблагодарив» его про себя за понимание и заботу о личном составе, мы взяли орудия нашего труда и покинули блаженный островок тени.

Во дворе нас встретили радушные хозяева. Так как фундамент был достаточно высок и крепок, красивый двухэтажный дом практически не пострадал. Как рассказали хозяева, первый этаж затопило лишь по пояс, так что помощь требовалась им только во дворе.

Что удивительно, во дворе особо-то большой работы не намечалось, так по мелочи, мусор, галька и смытый огород. Но хозяин дома даже не заострил на этом внимания, а сразу повёл нас к непонятной деревянной конструкции, лежащей на остатках огорода практически у самых ворот. Конструкция была большая и длинная, но что это такое, мы слабо себе представляли. Как оказалось, это была лестница с перилами, метров семь в длину, просто лежала она вверх торомашками. Хозяин объяснил, что, когда началось наводнение, эту лестницу принесло туда водой. Мы переглянулись. Какой же силы должен быть поток, чтобы принести сюда эту махину.

Попытавшись поднять её всемером, мы поняли, что наших сил будет явно недостаточно, и позвали на помощь ещё пятерых человек из взвода сапёров, которые работали в нескольких домах от нас. Все вместе мы с горем пополам перевернули и потащили лестницу за дом, где она раньше и находилась.



Метрах в двадцати за домом был крутой пятиметровый спуск на берег реки, лестница помогала не сломать шею при спуске к мелкой, на первый взгляд, речушке. Берега этой речушки были размыты, причём было отчётливо видно два уровня поднятия воды. Поток, по-видимому, был настолько мощным, что деревья, которые росли на берегу, были выдернуты с корнями и поломаны, словно по ним проехались бульдозером. Вернув лестницу на прежнее место, нам, наконец, разрешили передохнуть. Хозяева воспользовались моментом и накрыли во дворе шикарный стол с различными вкусностями, за что мы были им очень благодарны.

Вдоволь наевшись, и поблагодарив хозяев за гостеприимство, мы направились во второй дом, владельцам которого нам было приказано помочь.

«Дореволюционный» дом представлял из себя гнетущее зрелище. Собранный из шлакоблоков и некогда отделанный белесой штукатуркой, он выглядел, мне думается, достаточно свежо. Но сейчас от былой свежести мало что осталось. Штукатурка почти везде отсырела и обвалилась, деревянные окна разбухли и как-то причудливо изогнулись, одна стена и вовсе развалилась, вода сделала своё чёрное дело.



На остатках фасадной штукатурки была отчётливо видна сырая полоса, до которой поднималась вода. Я специально подходил к стене и прикидывал уровень поднятия воды, сравнивая его со своим ростом. Так как я парень немаленький, 185 см ростом, как ни как, я был особенно поражён. До сырой полосы я доставал только вытянутой рукой! Это говорило о том, что поток был больше двух метров высотой, если так можно сказать. Два метра! Если учесть ещё те 5 метров до уровня воды в реке, то сразу любому человеку становится понятно, что на 7 с лишним метров река просто не в состоянии подняться за какую-то пару часов, даже если где-то выше по течению разом в одну локальную точку выпадет годовая норма осадков.

В этом доме хозяйкой была преклонного возраста старушка. Как она выжила в том ночном безумстве, мы так и не узнали, спрашивать не хотелось, сами понимаете почему, не было желания, чтобы она снова пережила эту страшную ночь. Помимо старушки в доме убирался мужчина лет сорока, видимо её сын – бодрый живой мужичок с гипсом на правой руке. Он всячески старался помочь, хоть мы и говорили ему, что не надо.

Двор этого дома был полностью смыт, огорода не стало, несколько сараев перекосились и разбухли. В основном весь мусор взгромоздился у железной сетки импровизированного забора. Тина, палки, кирпичи, песок, там было всё. Одно из деревьев, не выдержав сильного потока, упало на железную сеть забора, сильно помяв её. Калитка была вывернута словно наизнанку. Этот дом, в отличие от кирпичного, поток не пощадил…



Сперва мы начали расчищать песок и гальку у калитки. Это заняло у нас добрых два часа. Вернув калитке свободу, мы сразу же принялись убирать мусор во дворе. Незаметно прошло ещё часа три. Когда с мусором было покончено, лейтенант, видимо устав от солнцепёка, разрешил нам передохнуть. Мы расположились в тени растущих рядом с «дореволюционным» домом островка деревьев. Пить хотелось ужасно. Но наш доблестный лейтенант, хоть и сам страдал от жажды, не собирался никого посылать за водой, для него было важно, чтобы комбат, «патрулирующий» улицу видел, что наш взвод всегда при деле. Руки у всех были исцарапаны, перчатки не выдали, промыть ссадины было не чем, как говорится, полный набор…

— Товарищ лейтенант, — не выдержал крепкий парень ЗКВ, который особенно сильно страдал от зноя и жажды, так как был из Сибири. — Разрешите обратиться.

— Валяй, — как всегда раздражённо произнёс лейтенант.

— Разрешите сходить за водой и зелёнкой, и может быть перчатками, сапёрам, вон, дали вроде.

Взвод моментально оживился, и все активно закивали, соглашаясь.

— Да, товарищ лейтенант, сильно пить хочется, — подхватил кто-то за моей спиной.

Взводный окинул нас нервным взглядом, «помахал» ушами, единственная извилина, управляющая ими, напряглась.

— Хорошо, — сжалился, наконец, лейтенант. — Только быстро, и чтобы комбат не видел, всё понятно?

— Так точно, — сказал ЗКВ, и уже было начал подниматься с земли, но лейтенант неожиданно остановил его.

— Нет, не ты. Крутиков.

— Я, — закатив глаза, нехотя отозвался я.

— Туда и обратно, у тебя на всё про всё - 10 минут!

— Так точно, — сразу, не церемонясь, выстрелил я. — Я возьму с собой Хамзаева? Вдвоём мы больше воды принесём.

— Хорошо.

Я кивнул своему другу Оскару, и мы поспешили покинуть прохладный островок тени.

(Продолжение следует...)

vokiturk

Просмотры:
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!


Если Вам не безразлична данная история, вы можете поддержать автора, подарив ему немного жетонов. Также приветствуются репосты в ЖЖ и социальные сети!
Tags: no comments, происшествия
Subscribe
promo dostalo october 25, 15:58 140
Buy for 200 tokens
Новые подробности истории с увольненьем женщины-тренера из-за эротических фотографий принесли очередное внимание к Екатерине. Как о снимках узнали все – неясно. То ли они были не так хорошо скрыты от всеобщего взора, то ли начальник Екатерины Конопенко заточил на нее зуб и отрыл…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments