January 7th, 2016

ОМГ

Рождественское Миракл или У нас было пять бутылок вина

Оригинал взят у lucia_karamel в Рождественское Миракл или У нас было пять бутылок вина

Привет, дневник!
С Рождеством тебя, милый. Ко мне сегодня приходили мои подружаки, с которыми мы весело проводили время за поеданием моих совсем не Рождественских блюд, курением, вином и задушевными разговорами. Муж свалил к своим друзьям, поэтому квартира была полностью в нашем бабьем распоряжении, а значит наполнена большим количеством сплетен, обсуждений, мата, разговора о вымерших мужиках и аппарате Дарсонваля, которым Лара, буквально вчера, херачила себе все тело, готовясь к очередному свиданию. Здесь необходимо пояснить, что же такое этот Дарсонваль. Это такой дивный прибор со стеклянной трубкой, который ты подключаешь к розетке и фигачишь разрядами тока себе по лицу.
Ну мы так обычно его использовали. Лариса решила пойти дальше. Говорит, результат на лицо. То есть не только на лицо.Еще на сиськи, жопу, и даже на Марфу ( Марфа - кодовое слово обозначающее пизду). Мы задумались, примерились, и я уверена, что завтра буду не одинока в своем электрическом порыве страсти. Ударим разрядом по целлюлитным ляхам. Взбодрим электроном попользованные тушки.

Возможно, мы бы так и катились в алкоголическую бездну за разговорами о том, как спрятать мешки под глазами после недельной культуры винопития , но тут Лена с восторгом воскликнула:
- Девочки, сегодня же Рождество! А давайте будем гадать на кофейной гуще?!
- А, давайте - ответили мы
- А чего бы не дать - добавила Лара
Мы судорожно стали искать заварное кофе.
Collapse )
promo dostalo october 25, 15:58 140
Buy for 200 tokens
Новые подробности истории с увольненьем женщины-тренера из-за эротических фотографий принесли очередное внимание к Екатерине. Как о снимках узнали все – неясно. То ли они были не так хорошо скрыты от всеобщего взора, то ли начальник Екатерины Конопенко заточил на нее зуб и отрыл…

Не самое приятное Рождество

   Несколько лет назад гуляли с братом по центру Питера в рождественскую ночь. Зашли покушать куда-то.

Заказали, сели. В какой-то момент в помещение заходят два мутных упыря, озирают прилавок с булками и садятся рядом с нами, даже не взяв чая. Чутьё подсказывает, что мужики эти ничего хорошего из себя не представляют. Брат сидел к ним спиной и ничего не чуял. Тут один бандюган похлопал его по плечу и поздравил с Рождеством. Очень мило.

После этого мужик достал перо и начал вертеть его толстыми пальцами. Я чуть кирпичей не наделал, думаю: надо срочно валить. Пытался найти тайную причину, по которой мы не можем доесть и нужно убираться отсюда поскорее. Но брат намёка не понимал.

Наконец-то мы опустошили тарелки и начали одеваться. Всё это время я пристально смотрел на нож. Было страшно до того, что я опрокинул пару стульев на пути к выходу. Упыри вышли сразу же за нами, но, благо, пошли в другую сторону. Чё они хотели и к чему был весь этот спектакль – без понятия.

Друг страдает ЧСВ

   Он просто отключает сотовый во время сна и всё. Да, я тоже так хочу, но в силу многих обстоятельств не могу, вдруг что-то срочное, вдруг я про что-то забыл или проспал.

У Ромы нет стандартного распорядка дня, ему никуда не нужно торопиться. Он может лечь спать в 9 утра и проснуться в 11 вечера, через три часа снова уснуть и встать уже в 6 утра. Люди могут париться, пытаться помочь ему с поиском работы, а ему… пофиг. Он будет храпеть, пока я где-то в другом месте, занимаясь своими делами, выслушиваю по телефону недовольные возгласы о ромином пофигизме. Это некий царский синдром, который невыносимо бесит:

‑ Нафига ты отключаешь звук на телефоне? До тебя не дозвониться!

‑ Я не люблю разговаривать по телефону.

А кто любит (нет, ладно, кто-то действительно может и любит по 2 часа по телефону болтать)? Я тоже не в восторге, когда мне приходится один за другим принимать звонки (иногда и на двух линиях). Но для того, чтоб было по-барабану, нужно хотя бы что-то сделать для этого, заслужить это сладкое чувство пофигизма! А пока хочется взять и затолкать ромин телефон ему же в задницу, чтоб уж точно при каждом звонке просыпался.