petrus_paulus wrote in dostalo

Category:

Подложное распятие, или Христова родня

"Поругание Христа" — Фра Анджелико, XV век
"Поругание Христа" — Фра Анджелико, XV век

У меня всегда к христианству было больше всего вопросов. Больше, чем ко всем остальным мировым религиям. То количество нестыковок, различных толкований и понятий «правильно/неправильно» (или, упрощая, «можно/нельзя») именно здесь. Наверное, поэтому я и избрал для себя основной специальностью вопросы изучения мировоззрения и теологии (по-русски богословия). Нужно же было разобраться во всём самому, а не верить на слово гражданам, именующих себя священниками. К тому же, когда встал вопрос о выборе основной специальности на истфаке, появилась возможность совместить приятное с полезным. Так что не обессудьте, если что, но ниже – кое-что из результатов. Тех, для кого вопрос религии заключается лишь в вере и полном неприятии противоположных точек зрения – дальше прошу не читать.

Этот пост – своего рода продолжение краткого руководства по распознаванию апостолов первого призыва (то есть тех, кто получал свои знания непосредственно от самого Христа, а их двенадцать) в европейском искусстве и книжной традиции от Средневековья до барокко. Там я был вынужден вскользь затронуть тему возможного родства Христа с некоторыми из апостолов, а также тесных родственных связей между ними самими. Сейчас тему предлагаю развить и углубить, поскольку там есть куда копать. Для начала – небольшая увертюра. Новый Завет – главная книга современных христиан, состоящая из двадцати семи разделов, из которых больше половины – четырнадцать – послания апостола Павла. Остальные – это четыре канонических Евангелия, несколько посланий от прочих апостолов, знаменитые «Откровения Иоанна Богослова», более известные как «Апокалипсис», и «Деяния апостолов» - сиквел Евангелия от Луки. Эта версия Нового Завета появилась в XVI веке и была принята на знаменитом Тридентском соборе.

Исторический центр Тренто
Исторический центр Тренто

Главной миссией церковного собора, восемь лет заседавшего в итальянском Тренто (на латыни Tridentum, отсюда и название), принято считать выработку общекатолической стратегии противостояния новой доктрине Лютера, Цвингли, Кальвина и им подобным, иными словами – Реформации. Однако, для такого противостояния был необходим действенный, а главное, универсальный инструмент, коим и надлежало стать Новому Завету, ведь большинство протестантов признают лишь его. Поэтому на Тридентском соборе первичное внимание иерархи церкви уделили именно выработке единого стандарта книги, а также ликвидации всех вредящих, по их мнению, ей компонентов. Дело в том, что в XVI веке тех же Евангелий по Европе ходило великое множество, это сейчас мы имеем благодаря тому собору всего четыре (три синоптических – от Марка, Матфея и Луки, и одно дополнительное – от Иоанна), а тогда они исчислялись десятками. Жизнеописания Христа оставили нам Пётр, Фома, Варфоломей, Филипп, Никодим – список можно продолжать долго. И везде Иисус представал совершенно разным человеком. Например, у Фомы Он описывается как довольно жёсткий, властный и неумолимый, что вообще никак не совпадает с привычным нам портретом. Тридентский собор выбрал и переподтвердил четыре наиболее похожих Евангелия из Лаодикийского канона, три из которых почти на половину совпадали по тексту, и перепровозгласил их каноном. Все остальные жизнеописания Христа были объявлены ложными и апокрифичными – их запретили и повелели изъять из всех библиотек и монастырей Европы для последующего уничтожения.

"Поцелуй Иуды" — Джотто, XIV век
"Поцелуй Иуды" — Джотто, XIV век

Эти апокрифы периодически всплывают в виде уцелевших чудом экземпляров то там, то здесь. И мне, студенту-историку, тоже посчастливилось наткнуться на один из таких памятников в переводной версии с греческого в одном из архивов. Заголовок заинтересовал меня сразу же и необычайно - «Деяния Иуды апостола». Это сейчас текст любого памятника можно откопать в интернете, а тогда такие находки – чистое везение. Итак, сразу же град вопросов. Какой апостол? С чего бы вдруг Иуда, и апостол? Ну да, поначалу апостолом он был, пока не предал, по общепринятой версии, Христа. И сразу перешёл в разряд мерзавцев и негодяев, хуже фарисеев да римлян, вместе взятых. Оказалось, что это произведение вело речь вообще о чём-то не очень понятном. Накануне распятия Учителя апостолы бросили жребий и поделили меж собою страны, куда они пойдут вскорости нести свет истинной веры. Иуде выпала Индия, что тогда более всего и смутило меня. Ещё с юношеских лет я точно знал, что в Индию отправился Фома, а Иуда удавился не то на осине, не то на смокве (версий несколько) и вовсе никуда не пошёл, разве что прямиком в ад. Смутил меня ещё и список апостолов, коим открывались Иудины Деяния. Здесь значились Симон Кифа, Андрей, Иаков, Иоанн, Филипп, Варфоломей, Фома, Матфей-мытарь, Иаков сын Алфея, Симон Кананит и Иуда сын Иакова. Их было одиннадцать! Понятное дело, что время Павла ещё не пришло, но изначально ведь их было двенадцать. Сопоставим список с тем, что даёт святой Марк в своём Евангелии – Симон, называемый Петром (это и есть Симон Кифа), Андрей, брат его, Иаков Заведеев, Иоанн, брат его, Филипп, Варфоломей, Фома, Матфей-мытарь, Иаков Алфеев, Леввей, прозванный Фаддеем, Симон Кананит и Иуда Искариот. Иудины Деяния позабыли про апостола Фаддея, только вот почему?

"Введение во храм" — Андреа Мантенья, XV век
"Введение во храм" — Андреа Мантенья, XV век

Далее – ещё интереснее. Иуде показалось, что ему сил не хватит, чтоб дойти до Индии. Но Иисус даже слушать его не стал, успокоил, а потом пошёл да и продал Иуду заезжему индийскому купцу по имени Хаббан как раба-плотника за двадцать сребреников! Получался этакий перевёртыш, когда не Иуда торгует Иисусом, а Иисус торгует Иудой за двадцать монет. Причём если Иуда отправился в Индию, то кто же сдал тогда Христа фарисеям? Далее следовал рассказ о том, каковы деяния и чудеса творит Иуда в Персии да Индии, как обращает тамошних людей в веру истинную и как оканчивает свой путь в горах, где и упокаивается прах его, который и после того продолжает творить чудеса, пока один из европейцев (уж не Марко ли наш Поло) не похищает их и не увозит куда-то на Запад.

Этот интереснейший апокриф увлекательно соотнести с «Иудейскими древностями» Иосифа Флавия, особенно той их частью, где говорилось о временах Христа и тех годах, что последовали после Его казни и Воскресения. Очень интересным мне показался рассказ о мятежнике из Гамалы, Иуде Галилеянине, коего также некоторые древние авторы именовали Иудой Голонитом по названию той провинции, откуда родом он был. Этот Иуда всю свою жизнь боролся с властью римлян в Иудее и даже организовал тайное общество, ставшее именовать себя зилотами. Эти зилоты занялись тем, что принялись вредить римлянам исподтишка. И видать так хорошо вредили, что Иуда Голонит даже попал на страницы «Деяний святых Апостолов». У него имелось двое сыновей – Симон и Иаков, кои тоже поначалу были зилотами, но потом обратились в веру Христову и были распяты прокуратором Иудеи Тиберием Александром, одним из преемников Пилата, как раз в тот момент, когда императорский посланник Квирин проводил в Иудее перепись населения. И именно тогда в Иерусалиме был распят святой апостол Иаков Младший, «брат Христов». Это прекрасно согласовывалось со свидетельством святого апостола Павла, который в своём «Послании к Галатам» пишет, что находился в то время как раз в Иерусалиме, чтобы навестить Петра. И никого из апостолов, кроме Иакова, брата Господня, там больше не видел!

"Апостол Павел" — Эль Греко, XVII век
"Апостол Павел" — Эль Греко, XVII век

Что же получается? Павел незадолго до казни Иакова Младшего посещает Иерусалим, гостит две недели у Петра, готовящегося отправляться в Рим, и встречается с Иаковом, которого казнят через несколько дней вместе с родным братом, Симоном! Выходит, что у Христа, кроме Иакова, имелся ещё один брат, Симон, а ежели верить «Деяниям Иуды апостола», то ещё и Иуда! И отец у них всех Иуда Голонит, а не Иосиф-плотник. При этом не стоит забывать, что Иаков Младший, или Иаков Алфеев, фигура сама по себе достаточно загадочная. Следы его биографии можно запараллелить и с деятельностью «левого» апостола Матфия, и с деятельностью собственно апостола Матфея, который порой даже именуется его братом, и даже с деятельностью апостола из второй волны призыва, другого Иакова Младшего, «брата Божия». Симон ходил проповедовать в Африку, а потом в Абхазию, где и сложил, получается, голову. А у Марка и вовсе значилось, говоря о Христе – «не плотник ли Он, сын Марии, брат Иакова, Иосии, Иуды и Симона?». Причём в латинских текстах слово frater употреблялось именно в смысле «родной брат», а не «брат духовный», иначе куда подевались все остальные апостолы и что это за Иосия такой? И уж точно не как двоюродный брат, иначе бы стояло слово consorbinus.

"Иаков брат Божий" — византийская фреска с Патмоса, XII век — здесь Иаков уже раздвоен на двух разных людей
"Иаков брат Божий" — византийская фреска с Патмоса, XII век — здесь Иаков уже раздвоен на двух разных людей

Дабы не запутаться, нужно по порядку рассматривать каждого из персонажей этой детективной истории. Отцом Иакова Младшего кое-где назывался Алфей, а вот матерью почему-то Дева Мария. Симона Кананита часто именовали Симоном Зилотом, что подтверждало его родство с Иудой Голонитом. Иудой в некоторых писаниях и вовсе звался апостол Фаддей (вот почему Лука и «Деяния Иуды апостола» не поминают Фаддея, но поминает Иуду Иаковлева!). Про Иосию же совсем ничего. Схожее имя обреталось лишь в «Деяниях святых Апостолов», да и то лишь как истинное имя Варнавы, спутника Павла.

Теперь обратимся к «Церковной истории» Евсевия Кесарийского. Он в своё время проделал колоссальную работу по обобщению всего того, что оставили нам первые христианские проповедники, в первую очередь апостолы. Ссылаясь на гиерапольского епископа Папия, он именовал апостолов старцами и говорил, что все Евангелия были записаны в разное время с уст разных людей, коим выпало счастье общаться с самими учениками Христа. Так в записанном виде появились рассказы Петра, Андрея, Матфея, Фомы, Иоанна и прочих. Никто из них сам Евангелий не писал, всё сохранилось лишь в пересказах их воспоминаний. Самым первым Евсевий признавал Евангелие от Марка, ибо сам Марк апостолом не был, но записал по-гречески то, что по-арамейски рассказал ему Пётр. Позже появился более подробный рассказ, и уже он получил название Евангелия от Петра. Потом явилось Благовествование от Луки, антиохийского лекаря, во многом следовавшего речениям и рассказам Павла. Следом возникло Евангелие от Матфея и все прочие. Самым сложным из общепринятых четырёх канонических Евангелий обстояло дело с версией Иоанна. Евсевий говорит, что Иоанн проповедовал до тех пор, пока не увидал, что все прочие ученики Христовы уже составили свои Евангелия, а он нет. Тогда Иоанн, уже глубокий старец, решил восполнить то, что упустили его собратья. Потому и содержание Иоаннова Евангелия так отлично и от Матфеева, и от Лукина, и от Маркова. К тому же, как известно, среди первых христиан его труд был мало популярен, ибо на первых порах не получил распространения ввиду того, что писан был вместе с «Откровениями» на Патмосе. Потом ещё Евсевий распространялся о подложных писаниях, коими признавал почти все, что не входили в Лаодикийский канон. Однако некоторые именовал сомнительными, как то «Откровения Иоанна», «Откровения Петра», «Послания Варнавы» и Евангелие евреев. Особенно интересна вторая часть его труда, нечто вроде приложения. Там Евсевий приводит выдержки из некоторых апокрифических Евангелий и святых книг, например, из Петрова Апокалипсиса, «Учения двенадцати Апостолов» и Евангелия от Фомы.

"Мёртвый Христос" — Андреа Мантенья, XV век
"Мёртвый Христос" — Андреа Мантенья, XV век

Следующий ценный памятник – сочинение Иринея Лионского, озаглавленное «Против ересей». Святой епископ и крупнейший богослов в пух и прах разносит всяких еретиков и богохульников, что осмелились свои писания именовать Евангелием Истины. Ириней строго придерживался Лаодикийского канона, не признавал лишь «Послания Иуды». А всё прочее смело объявлял хулой на Господа и плодом неучёности, пустоты и наглости тех людей, что пытаются признать истинными более или менее четырёх Евангелий. Особо стойко держался Ириней за Иоанново Евангелие как за несущее особый свет истины. Вообще, всё, что связано с Иудою, признавалось Иринеем богомерзким, особенно в комментариях к этому труду, который имеется отдельной книгой, словно второй том. И там мне весьма интересной показалась одна фраза. Ириней обмолвился, будто ныне появились даже таковые, что почитают Искариота святым, а о Христе говорят, что Он якобы бежал от распятия и укрывается среди зилотов! Чтобы произвести розыск, из Рима кесарем Тиберием был прислан человек с тайной миссией найти беглеца и покарать за его деяния. Он якобы даже распял целый отряд зилотов, но так ничего у них и не выведал.

Если Евсевий ссылался на сочинение Папия, то почему не взглянуть в него нам? Оно именуется «Речения апостолов» и писано по-гречески. С его помощью можно, наконец, выстроить ту цепь событий, кои тогда, судя по всему, и происходили. Итак, каждый из апостолов оставил после себя нечто вроде воспоминаний, кои были записаны потом последователями и обрели форму Евангелий. Однако Симон и Иаков Младший оставили наискуднейшие из всех Благовествований. Не оттого ли, что в очень скором времени, уже спустя пятнадцать лет после Голгофы, оба они были распяты Тиберием Александром по обвинению в причастности к зилотской общине? И не беда, что Павел, будучи в Иерусалиме, встретился лишь с Иаковом – Симона он мог просто не застать дома. И не могли они оба быть братьями Христу лишь по отцу – у Иосифа с Марией был первый брак, и за Иисуса тот внёс искупительную жертву во храм как за первенца. Оставался один вопрос – а был ли Иосиф? Вряд ли у старика могли родиться дети после Христа, да ещё и не один, а целых четверо! Прямое родство Христа с Иаковом и Симоном мы уже установили (здесь Иаков также именовался adelphos, а не anehnos). Оставалось выяснить, кто ж такие Иосия и в особенности, Иуда. Кроме того, надлежало выяснить, не скрывается ли под именем Иосифа-плотника Иуда Голонит?

Относительно родства Иисуса с апостолами написано много, но церковь каждый раз интерпретирует это в свою пользу, объясняя это некими фигурами якобы речи, которые использовали ранние богословы и которые не совпадают с современными, отчего искажается смысл, поэтому никаких родственников у Христа, дескать, не было. Мне это всегда очень нравилось, потому что про политику двойных стандартов в политике кричат на каждом углу, а в религии – увольте, никаких двойных стандартов быть не может. Хотя церковь как институт и как корпорация активно эти технологии применяет. Выдёргиваем из Писания какую-нибудь фразу, когда необходимо вставить в проповедь красивый кусок, начинающийся классическим «ибо сказано было», и всё готово! Слова священника подтверждаются словами из Писания)) И совершенно неважно, что они вырваны из контекста и в большинстве случаев на своём месте и в своей природной фразе имеют совершенно иной смысл. При этом, как уже было сказано, большинство древнейших документов эпохи под запретом. Например, имеется переписка Христа с одним сирийским царьком по имени Авгар. Она переведена, разумеется, на греческий. Но в том-то вся и штука, что это единственное прижизненное слово Христово, дошедшее до нас, которое, однако, церковь не признаёт – ей это не нужно. Ей достаточно той малой крохи, что принята Лаодикийским и Тридентским соборами и объявлена единственно истинной. Ей нужно скрывать истинное слово Господа, ибо оно не идёт ни в какое сравнение с тем, о чём вещают евангелисты и авторы посланий.

"Обретение тела святого Марка" — Якопо Тинторетто, XVI век
"Обретение тела святого Марка" — Якопо Тинторетто, XVI век

Например, известно ли вам, что имеется целых три Евангелия от Марка? Одно каноническое, которое хорошо всем известно, второе подложное, писаное неким Карпократом и выданное за Марково слово, и третье – самое интересное – истинное, или тайное, созданное самим Марком для избранных. Первое мы знаем, второе неинтересно, а третье не узнаем никогда, ибо не осталось ни одного экземпляра – всё уничтожено. Тем интереснее читать в открытых источниках типа Википедии про апостолов, и в частности про Фому. Вот цитата «Имя Фома имеет еврейское происхождение и означает «близнец» (греческий вариант его имени: др.-греч. Δίδυμος — Дидим). Эта «расшифровка» его имени указана и в Евангелии (см. Ин. 11:16), так он и называется в церковных песнопениях. Толкование этого второго названия даёт историк Никифор Каллист Ксанфопул в Синаксаре в Фомину Неделю, помещённого в Цветной Триоди. Никифор пишет: «Фома именовался Близнец или потому, что родился вместе с другим, или из-за сомнения в Воскресении, или потому, что у него от рождения срослись два пальца правой руки (очевидно, средний и который пред ним, называемый указательным); справедливо было бы и мнение, что ему предстояло усомниться и пальцами этими осязать. А другие говорят, и это самое достоверное, что «Фома» переводится с еврейского как «близнец». Впрочем, «Толковая Библия Лопухина» указывает, что правильнее понимать его прозвище не как «близнец», а как «человек двоящейся природы». Полагают, что Фома происходил из галилейского города Пенеады». То есть притянуто всё, что возможно, лишь бы развеять мысли о возможном родстве Христа с Фомой. Христианство само по себе устроено очень иезуитски, используя в своих целях только выгодные ей понятия. И, если западное христианство породило иезуитство как ответ на протест, высказанный частью паствы в виде Реформации, то есть новые христиане оказались «плохими», а старые – «хорошими», то в христианстве восточном мы наблюдаем полный перевёртыш – там в связи с никоновским Расколом «хорошими» стали как раз новые реформаторы, а все старые или староверы, «плохими». Так вышло и с Фомой.

"Неверие святого Фомы" — Караваджо, XVII век
"Неверие святого Фомы" — Караваджо, XVII век

«Деяния Иуды апостола», с которых я начал рассказ, в арабской и латинской версиях имеют более точное название – «Деяния Иуды Фомы апостола». И сразу всё становится на свои места, потому что мы понимаем, что этот человек имел двойное имя, как и многие тогда, и сейчас имеют. Однако имя Иуды после известных событий в саду Гефсиманском стало, как бы сказать, нежелательным. Вот и появилось несколько вариантов деяний этого апостола – первый нёс в себе лишь первое его имя, а второй оба. Фома с еврейского в переводе действительно означает «брат-близнец». Тем интереснее цитата из второй редакции источника «Прииди, о святая сила Духа! Прииди, священный Голубь, зачинающий близнецов! Прииди, о сокровенная Мать!». Полнейший апокриф, бесивший отцов церкви, крамольная книга, святотатственная ложь. «Близнец Христа, апостол Всевышнего, ты тоже посвящён в Его тайное учение, ты тоже обличён тайной миссией». Получается, у Христа действительно имелся брат-близнец, и звали его Иудой, а Фомой, то бишь близнецом, лишь потому, что он родился, судя по всему, вторым. Всю силу и мудрость вобрал в себя Иисус, Иуда Фома же был обычным человеком. Однако у Бога не может быть братьев, на то Он и Бог, чтобы быть одному. В Евангелиях остались лишь намёки, всё остальное подчистили за тысячу лет. У Марка, например, так и осталось же«не плотник ли Он, сын Марии, брат Иакова, Иосии, Иуды и Симона?». Мы выяснили, что Иакова и Симона распяли в Иерусалиме на сорок седьмой год после рождения Иисуса. Однако апокрифическое Евангелие от Варфоломея говорит: «Здравствуй, Фома, мой второй Христос». К тому же, в «Деяниях Иуды апостола» очень часто Фома именуется Христом. И возможно ли, что в последний момент произошла подмена, и на кресте был распят лишь человек с лицом Иисуса, но не сам Иисус? Сам же Он отправился в Индию и в далёкие горы, простирающиеся за ней, чтобы там окончить свои дни. 

У Иосифа Флавия говорится, что Иаков и Симон были сыновьями Иуды Голонита. Но, в то же время, Христос стал первенцем у Иосифа-плотника, который не мог быть отцом его братьев, потому что был слишком стар. С Симоном всё ясно – его именуют то Канонитом, то Зилотом. Это – прямое подтверждение того, что он был сыном Иуды Голонита, основавшего зилотское движение. Иаков именуется то Младшим (в отличие от другого апостола, Иакова Завдеева, то есть Старшего), то Алфеевым, по имени своего отца. Ватикан призывает полагать, что Алфей был младшим братом Иосифа-плотника, так что Иаков доводился Христу лишь двоюродным братом. Иаков вообще чаще всего именуется «братом Божиим». Православные считают его сыном Иосифа от первого брака, но мы-то с вами знаем, что Иосиф ввёл во храм именно Иисуса как своего первенца. Значит, Иаков был его младшим сыном. Однако у Эгесиппа, историка тех времён, значится, что Алфей – арамейская версия имени Клопас, под которым и выступает в некоторых древних писаниях Иосиф-плотник. Делаем вывод, что Алфей и Иосиф – одно и то же лицо, отец Иакова Младшего, сына Марии и брата Христова. Но, ежели полагать, что Христос родился у Марии от Создателя, то потом родилось ещё три сына уже от Иосифа, причём один сразу же за Иисусом.

"Благовещение" — Фра Анджелико, XV век
"Благовещение" — Фра Анджелико, XV век

Следовательно, Дева Мария носила двух близнецов, но благодать Божья снизошла лишь на того, кто должен был родиться первым. Посему Христос стал сыном Божьим, а Иуда Фома – простым человеком, лишь потом заделавшись в апостолы. Добрый старец Иосиф же, в силу того, что был стариком, детей иметь вряд ли мог. У иудеев таковые браки расторгались в двухнедельный срок. А тут дети один за другим, да ещё и Иосия в придачу. Всё тот же Эгесипп говорит, что имя Иуды Голонита было тогда под запретом в Римской империи, и произносить его, а тем более писать воспрещалось. Посему от сочинения Эгисиппа остались лишь отрывки, всё остальное исчезло. Вот и остаётся нам призадуматься над тем, как же такой видный деятель, как Иуда Голонит, да ещё и отец одного из апостолов, исчез со страниц святых книг? И не поразмыслить ли нам над тем, а не скрывается ли он под именем Иосифа-плотника, безобидного старца? Тем более что его отцовство с одним из братьев Христа нами уже выявлено.

Так что мы имеем в итоге? Имеем Иуду Голонита, раздвоенного на двух человек, Иосифа и Алфея, между которыми теологами поделены дети, братья Христа. Однако неизвестно по чьей невнимательности, в канонических Евангелиях уцелели намёки на ближайшее родство Иисуса с апостолами Симоном и Иаковом Младшим, а также с Фомой, который и вовсе Христу доводился братом-близнецом, а не каким-то там «близнецом духовным». Он, выходит, доводился, а остальные апостолы нет. Вопросов получается больше, чем ответов. Что, если Иисус действительно в последний момент убоялся распятия и подменил себя братом-близнецом? Вот почему так удивлялся Фома и не верил, что распятый Христос воскрес и исчез из гробницы! Один из всех, за что и прозван Неверующим. А Иуда Искариот, он-то ведал, на что шёл? Не такой уж он был и дурак, и повесился, видать, оттого, что знал всю подноготную сей истории. А сколько мужества в Фоме имелось, чтобы добровольно пойти на верную смерть? Неужели они втроём всё это замыслили – Искариот вроде как продаёт Христа, а Тот скрывается в Индии, подставив вместо Себя брата-близнеца Фому с его же согласия. Великий и великолепный план! «Близнец Христа, апостол Всевышнего, ты тоже посвящён в Его тайное учение, ты тоже обличён тайной миссией». Тайная миссия – спасти жизнь святому брату и отдать свою за Него. Остаётся Иосия – единственный из братьев, уцелевший и не покидавший Иудеи. Но это уже совершенно другая история.

Паства на то и паства, чтобы верить в чудеса, готова она на это всегда, ведь чудеса есть признак исключительности и, возможно, святости. Возможно, и Воскресение Христово сродни этому. Народ страждет чудес, без необычайного и необъяснимого, того, что составляет основу веры, а не научного объяснения, нет религии, да и жить неинтересно. На чудесах веками основывали свои трактаты богословы да теософы, вместе с церковью плодя фальшивых святых, но потом настали иные времена. Человек стал стремиться к познанию неизведанного, чтобы объяснить механизм жизни. Чудес стало недостаточно, серьёзный учёный ищет большего. Потому и жгли таких людей на кострах, объявляя еретиками. В XVI веке в Неаполе врач и алхимик Джамбаттиста делла Порта сочинил и издал книгу «Естественная магия» в четырёх томах. Понапридумывал всякой ерунды, вроде как превратить человеческую голову в лошадиную или как менять цвет дорогих камней. Полный вздор! Однако книга была нарасхват. Став взрослым человеком и серьёзным учёным мужем, переиздал её, выкинув оттуда всю несуразицу, что напихал по молодости. Её ждал совершеннейший провал, книга оказалась никому не нужна! Там нет чудес, и поэтому она никого не заинтересовала.

Мир апокрифической литературы – удивительный и бездонный, и порой совершенно не основан ни на вере, ни на чудесах. А вот та информация, которую мы можем почерпнуть оттуда – поистине бесценна и заставляет размышлять, отодвигая вопросы веры в сторону и предлагая их пастве.

(c) petrus_paulus

promo dostalo january 21, 2020 13:01 184
Buy for 200 tokens
«Красота спасет мир!» - одна из самых знаменитых цитат Фёдора Достоевского. Однако, кто бы мог подумать, что красота, а точнее обнаженная девушка, реально может спасти мир. Ну, не мир, а страну. Думаю, многие уже видели пост о том, что американская модель Кейлен Уорд собрала…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →